На главную страницу
Разделы Поиск Карта Доступ к платным услугам Для контакта Russian English Закрыть меню Рыбный атлас Мониторинг Академия Эксперт Офис Торговая система Информация Интернет-ресурсы Услуги комплекса Развлечения Участники комплекса
InterNevod Banners Network


Кто уничтожает рыбную отрасль России: Госкомрыболовство или Кабинет министров?

Казалось бы, такого просто не может быть: чтобы орган, уполномоченный государством для проведения государственной политики в рыбной отрасли страны, как политики национальной безопасности в вопросах продовольственного обеспечения государства, политики в вопросах обеспечения постоянного народонаселения на восточных пограничных рубежах государства, политики комплексного развития рыночной экономики в рыбной промышленности России, загубил на корню все эти и другие основополагающие принципы, загнал рыбную промышленность страны в экономический тупик и поставил отрасль в прямую и губительную зависимость перед иностранным капиталом.

Но, тем не менее, это факт. Анализ происходящих событий за последние годы показывает, что политика Государственного комитета по рыболовству Россий-ской Федерации целиком и полностью была направлена на развал рыбной отрасли, и кульминацией этой антигосударственной политики стало внедрение продажи рыбных ресурсов России на аукционах.

Главной целью, а точнее самоцелью Госкомрыболовства в последние годы стало стремление любой ценой ввести дополнительные поборы с рыбопромышленных компаний, что шло вразрез как с действующим законодательством, так и со статьей 57 Конституции РФ: вводя плату за ресурсы, Госкомрыболовство таким образом вводило дополнительные налоги или сборы. А статья Конституции гласит: <Каждый обязан платить ЗАКОННО установленные налоги и сборы>.

В 1999 году Госкомрыболовство получило от рыбопромышленных компаний 3 млрд 887 млн рублей, в 2000 году - 5 млрд 135 млн, в 2001 году запланировано получить в бюджет 5 миллиардов 786 миллионов рублей.

Куда же ушли эти деньги? На дотацию рыбной промышленности, как это делается в крупнейших рыбодобывающих государствах мира, к которым до недавнего времени относилась и Россия? Для примера укажем, что дотация рыбной отрасли в США составляет в год 346 миллионов долларов (по данным 1997 г.), в Японии - около трех миллиардов долларов США, то есть на вылов 1 тонны рыбы США затрачивают 30-40, а Япония - 390-400 долларов США. Российское же государство, по данным Счетной палаты, на вылов 1 тонны рыбы затратило в 1994 году 7,5 копеек, в 1995 - 5,9, в 1996 - 5,3, в 1997 году - 5,9, в 1998 году - 6 копеек.

Так может что-то изменилось с поддержкой отрасли после того, как Госкомрыболовство стало торговать ресурсами?

По данным, опубликованным в печати, в 1999 году на финансирование рыбной отрасли затрачено 88,7% (3,437 млрд рублей) от суммы всех поступлений, связанных с платой за ресурсы, в 2000 году - 77,9% (или 4 миллиарда рублей).

На что же были потрачены эти миллиарды рублей дополнительных поборов? Давайте проанализируем статьи расходов целевого бюджетного фонда управления, изучения, сохранения и воспроизводства водных биологических ресурсов на 1999 год, который и формируется за счет этих средств.

Может быть, эти деньги потрачены на подготовку рыбацких кадров? Нет - из фонда на образование Комитет по рыболовству выделил совсем даже небольшие средства.

На безопасность мореплавания? На охрану рыбных запасов? На рыбохозяйственную науку?

Нет, и сюда - на статью <Текущее содержание подведомственных структур> - пошло средств ровно столько же, сколько и на <Прочие расходы, не отнесенные к другим видам расходов> - по миллиарду рублей (1 млрд 193 миллиона и 1 млрд 92 миллиона соответственно). Эти <прочие расходы>, как ясно из названия статьи, даже не имеют какого-то определенного наименования - они не отнесены ни к чему вразумительному, хотя и были запланированы и утверждены в бюджете Комитета наравне с главнейшей статьей финансирования отраслевых структур.

А по отчету Госкомрыболовства за 2000 год расходы на <Текущее содержание подведомственных структур> сокращены до 650 миллионов рублей, хотя целевой фонд в целом был увеличен, тогда как по статье <Прочие расходы, не отнесенные к другим видам расходов> затраты поднялись до одного миллиарда 450 миллионов рублей. Для сравнения: на образование из фонда было истрачено всего 172 миллиона рублей.

То есть бюджет Государственного комитета по рыболовству РФ все эти годы просто растаскивался. Рыбаки России, которых Комитет обложил дополнительной данью в виде платы за ресурсы, дружно работали на большой и дырявый карман Госкомрыболовства, в котором терялись и пропадали миллиарды рублей. Не потому ли, по сообщениям прессы, деятельность Федерального унитарного государственного предприятия <Национальные рыбные ресурсы> привлекла столь пристальное внимание правоохранительных органов?

Рыбаки долго не могли понять, кому в России было выгодно поднимать в печати страшнейшую истерию по поводу хищений в рыбной отрасли. Поначалу это были представители Федеральной пограничной службы, стремившиеся к тому, чтобы взять контроль над морскими биоресурсами. Но потом, когда ФПС получила желаемое, пограничникам было уже невыгодно развивать тему хищений, так как сей факт в печати откровенно бы подчеркивал бездеятельность Федеральной пограничной службы по охране морских биологических ресурсов. Но, тем не менее, средства массовой информации, в первую очередь центральные, продолжали муссировать эту тему, доведя цифру <криминального вывоза> рыбопродукции из России до 5 миллиардов долларов в год. Президент России официально обозначил эту цифру в 2-2,5 миллиарда долларов.

Кто же теперь так заинтересован в развитии темы хищений в отрасли? Кому в нашей стране сегодня выгодна эта тема? И почему Государственный комитет по рыболовству Российской Федерации не защищает на самом высшем уровне российских рыбаков, а под общественный шум борьбы с <рыбной мафией> целенаправленно и неустанно проводил и проводит политику внедрения в нашей стране аукционов по продаже рыбных ресурсов? Почему губернаторы Дальнего Востока единодушно заявили, что Президента России и главу Правительства просто-напросто вводят в заблуждение по поводу необходимости аукционов?

Государственный комитет по рыболовству РФ, на самом деле, должен был информировать правительство РФ, Президента страны о том, что ситуация с отечественным рыбным криминалом выглядит не совсем так, как сообщают об этом средства массовой информации, а совсем даже наоборот. Эксперты Госкомрыболовства на вполне реальном материале и реальных цифрах достаточно легко могли бы доказать, что, говоря о 2 миллиардах долларов США (стоимости товарной продукции), вывозимых из страны, речь идет не о криминале, а о легальной рыбе и рыбопродукции, добытой и переработанной в исключительной экономической зоне Российской Федерации за пределами территории РФ, на которую не распространяется юрисдикция таможенной службы России. То есть речь идет о незадекларированных рыбе и рыбопродукции, вывозимых на мировой рынок.

О законно добытых и законно вывозимых, но незадекларированных, как определяет это действующее в стране законодательство.

При этом эксперты Госкомрыболовства должны были бы уточнить - рыбаки России настоятельно требуют, чтобы государство признало эту рыбопродукцию экспортной, то есть выработало механизм декларирования. Ибо рыбакам это выгодно - государство возвращало бы им налог на добавленную стоимость (НДС), который российские рыбаки платят за все, что приобретают для проведения промысла в исключительной экономической зоне России - за топливо, оборудование, питание, орудия лова, тару:

Увы, эксперты Госкомрыболовства не донесли эту информацию ни до Правительства, ни до Президента. А может быть, и сознательно ее утаили. Зато вместо этого они внесли предложение о продаже квот на аукционах.

Что это дает? Помимо прямых денег, которые будут положены в тот самый большой и дырявый карман, о котором говорилось выше, это позволяет Госкомрыболовству единолично распоряжаться рыбными ресурсами России.

Если до 2000 года в нашей стране действовала статья 9 Конституции Российской Федерации, которая гласила: <Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории>, то с 2001 года фактическим и единственным <распределителем> рыбных ресурсов страны становится Госкомрыболовство, которое продает не рыбу КАК ТОВАР, а ПРАВО на ее вылов. Аукционная форма продажи квот позволяет не только извлекать из воды любое количество денег, но и не прилагать для этого никаких усилий. Самое главное, аукционная форма обезличивает распределение этих квот - продавцу совершенно не важно, кому достался тот или иной лот, ушел ли он в российские регионы, ушел ли он в приморские субъекты Федерации, достался россий-ской законопослушной или криминальной рыбопромышленной компании, а может и вовсе выкуплен иностранцами или за деньги иностранных компаний. То есть продавцу - Государственному комитету по рыболовству Российской Федерации - абсолютно все равно, работает ли его идея об аукционах на российскую экономику, на российский бюджет, на развитие российских регионов и рыбной отрасли России или не работает.

Государственный комитет по рыболовству РФ заинтересован только в одном - получить максимум денег. То есть высший орган государственной власти в сфере рыболовства превратился, таким образом, в обыкновенную коммерческую конторку, готовую распродать все и вся.

И зачем тогда, действительно, нужен рыбопромысловый флот и рыбоперерабатывающие предприятия? Зачем морочить голову проблемами безопасности мореплавания? Зачем содержать армию рыбоохранников? К чему тогда рыбохозяйственная наука, когда все упрощается до смешного - продавай квоты в воде и в ус не дуй. Мало рыбы - поднимай цены, вот и вся проблема.

Государственному комитету по рыболовству Российской Федерации, в итоге, становится выгодным, чтобы рыбная промышленность России - та самая <рыбная мафия>, о которой писали все средства массовой информации страны, - просто перестала существовать, а Госкомрыболовство становилось бы монополистом на рыбном рынке страны, продавцом ресурсов.

На самом же деле замысел Госкомрыболовства об аукционной продаже квот преступен по своему содержанию, так как оно продает то, что ему не принадлежит, а это ведет, в конечном итоге, к разрушению рыбной промышленности государства, и за сиюминутной кажущейся выгодой - колоссальные, быть может даже невосполнимые потери.

На первом этапе проведения аукционов, безусловно, Госкомрыболовство получит те запланированные 6 миллиардов рублей, которые Комитет обещал Правительству.

Рыбакам просто некуда будет деваться, так как простаивает промысловый флот, и они несут огромные материальные убытки (простой одного судна в сутки - потеря до нескольких миллионов рублей). Поэтому в первый год на аукционы рыбаки принесут все деньги, что у них имеются, в том числе и из своего <неприкосновенного запаса>. И будут разорены.

В первую очередь они лишатся промысловых судов.

Для участия в аукционе рыбаки обязаны внести залог. Но залоговое внесение средств вовсе не гарантирует сиюминутного и 100-процентного вылова того количества рыбы и морепродуктов, что приобретено на аукционе. Чтобы получить кредит в банке, рыбак также должен будет внести залог. А что он имеет для залога, кроме рыболовного судна? Правильно, больше ничего не имеет. Судно он и заложит. Судно в первую очередь и потеряет.

Получая кредит, рыбак принимает на себя определенные обязательства по срокам его погашения или внесения залога. Какие обязательства принимает на себя Госкомрыболовство, то есть продавец, торгуя правами на вылов рыбы, - гарантирует ли Комитет 100-процентный вылов проданной им рыбы, гарантирует ли возврат той суммы, которая получается при сопоставлении факта вылова и купленной квоты, в какие сроки предполагается вернуть эту сумму, если рыбак не поймал ничего или поймал всего лишь чуть-чуть? Понятно, что Госкомрыболовство - торговец - будет стремиться к тому, чтобы любой ценой обезопасить свой бизнес от всяких случайностей. Крайним же всегда окажется рыбак.

И поэтому, как мы думаем, в первый же год реализации идеи аукционов станут банкротами российские рыбопромышленные компании двух категорий. Первыми выпадут из <обоймы> те из них, у кого просто нет таких денег, чтобы победить на аукционе и приобрести хотя бы один лот. Как правило, это будут самые законопослушные и добросовестные люди, патриоты России, которые накопили средства для бизнеса честным, добросовестным трудом. Эта категория рыбаков будет уничтожена в первую очередь.

Вторыми будут рыбаки, вложившие все свои средства в покупку лотов в надежде на успех. Но успеха в этом предприятии для российских рыбаков не предвидится: расчет строится, как мы говорили выше, не на успех, а на поражение.

В итоге первого года проведения аукционов в активе рыбной отрасли России останутся три категории рыбаков: наиболее мощной будет категория, которая опирается на иностранный капитал, на втором месте будут рыбопромышленники, которых поддерживает российский криминальный капитал, и на последнем месте - рыбопромышленники, деятельность которых зиждется на российском капитале, в том числе и на остатках собственного. Последним уготована экономическая гибель на второй-третий год проведения аукционов.

Вслед за ними не выдержат конкуренции те из рыбопромышленников, которые опираются на криминальный российский капитал. Эти, на наш взгляд, не только рухнут последними из россиян, но и станут разменной картой в большой игре, что позволит Госкомрыболовству продолжать вести в средствах массовой информации тему <борьбы с российской рыбной мафией> и таким образом оправдывать перед общественностью свои действия по развалу рыбной промышленности страны.

Итогом проведения аукционной продажи квот станет полное банкротство российских рыбопромышленников. Для этого хватит одной <пятилетки>, а может быть даже двух-трех лет. После чего иностранный флот, согласно Международной конвенции ООН по морскому праву, придет в исключительную экономическую зону России и будет работать на российских рыбных ресурсах, так как Россия окажется неспособной осваивать эти ресурсы самостоятельно - у нее к этому времени просто-напросто уже не будет ни собственного рыбопромыслового флота, ни собственной рыбной промышленности.

И это более чем серьезно. В настоящее время в бюджете даже такого мощного индустриального края, как Приморский, где рыбная отрасль играет в общем балансе далеко не первую роль, основные поступления составляют налоги от рыбной промышленности. Что же говорить о Сахалинской, Камчатской областях, Корякском автономном округе, где рыбная промышленность играет главенствующую роль! Этим приморским территориям, как и рыбной промышленности, уготована весьма печальная судьба - экономический кризис, парализующий всю жизнь этих регионов. Только Камчатской области для выкупа собственных квот, вынесенных на аукцион, потребуется 1,2 миллиарда рублей, что практически составляет ее годовой бюджет, который, в первую очередь, и формируется за счет налогов рыбопромышленного комплекса.

Такова же ситуация и во всех остальных рыбацких регионах.

Вот еще одна цена той дикой идеи, которую столь настырно пробивает в Правительстве России Государственный комитет по рыболовству РФ, несмотря на то что эта идея вступает в прямое противоречие с действующими статьями Основного Закона Российской Федерации - Конституции страны, - касающимися <основ жизни и деятельности> дальневосточников.

К сожалению, в последние годы деятельность Госкомрыболовства России - это постоянное и целенаправленное нарушение российского законодательства.

В соответствии с <Законом о континентальном шельфе РФ>, <Законом об исключительной экономической зоне РФ>, приоритетное право на первоочередное использование живых ресурсов имеют российские рыбаки. А Госкомрыболовство и в 1998, и в 1999, и в 2000 годах в первую очередь наделяло квотами иностранных рыбаков, а потом уже российских.

Сроки промысла для российских рыбаков в соответствии с приказами Госкомрыболовства жестко регламентируются, в то время как иностранцам разрешено рыбачить в дальневосточных морях практически круглый год, независимо от количества судов и их типа. При этом иностранцы, как об этом не-однократно сообщали российские рыбаки, занижают объемы фактических уловов и подрывают сырьевую базу.

Государственная дума РФ не ратифицировала Соглашение США и СССР от 01 июня 1990 года по поводу линии разграничения морских пространств в Беринговом море. Несмотря на это, Госкомрыболовство проводит целенаправленную политику по фактическому признанию российскими рыбаками акватории площадью 40 тысяч квадратных километров (<треугольник Шеварднадзе>, как принято ее называть у рыбаков), где добывалось около 150 тысяч тонн рыбы, как района, входящего в состав исключительной экономической зоны США. Кроме того, Комитет ввел дополнительную, так называемую буферную, запретную для промысловой деятельности зону на границе этого района шириной пять морских миль, - то есть по прихоти Госкомрыболовства у российских рыбаков ежегодно незаконно отнимается еще около двух тысяч квадратных миль в промысловых районах исключительной экономической зоны России.

Таким образом, деятельность Государственного комитета по рыболовству Российской Федерации в настоящее время носит ярко выраженный антигосударственный характер по отношению к рыбной промышленности страны, по отношению к рыбацким регионам России, по отношению к рыбакам, членам их семей и всему населению рыбацких регионов Дальнего Востока - гражданам Российской Федерации.

РЕЗОНАНС

Е.Г. Значковский, генеральный директор Ассоциации рыбопромышленников Камчатки:

<Статью <Кто предал российских рыбаков?> одобряю. Вместе с тем считаю необходимым дополнить предложенный текст следующей информацией.

С развалом рыбной отрасли России у ее Правительства <развяжутся руки>, и оно сможет с меньшим сопротивлением решать вопрос передачи Японии островов Малой Курильской гряды.

Так как вокруг этих островов пока находится наша экономическая зона, где сосредоточены большие запасы самовосстанавливающихся морских биоресурсов, там ежегодно можно добывать до 500 тыс. тонн рыбы и морепродуктов. Здесь не надо ни пахать, ни сеять, ни выращивать урожай. А просто рационально вылавливать биоресурсы, которые ежегодно самовосстанавливаются без каких-либо усилий со стороны человека.

Какой же хозяин откажется от такого дара природы? Похоже, что у нашего Правительства именно такое желание. Об этом говорят его последние действия>.

В.М. Паутов, зам. генерального директора объединения <Дальрыба>:

<Поддерживаем публикацию обращения <Заступится ли Россия за своего рыбака?>, имеющего крайне важное значение как для отдельных граждан, так и для России в целом. В то же время хотелось бы привлечь ваше внимание к некоторым моментам содержания текста, а также высказать другие соображения.

1. Вместо <треугольник Шеварднадзе> лучше употребить термин <линия Шеварднадзе>.

2. Следует уточнить порядок вступления в силу Соглашения по так называемой <линии Шеварднадзе>. Если Конгресс США ратифицировал это Соглашение, то ни ВС СССР, ни Госдума РФ этого до сих пор не сделали. По логике это Соглашение не должно иметь силы. Однако та <энергичность>, с которой действуют власти США по контролю <линии Шеварднадзе>, с одной стороны, и потворство некоторых властных структур РФ этим незаконным действиям, с другой стороны, наводят на мысль либо о наличии тайного сговора между сторонами, либо о пренебрежении российских властей интересами страны.

3. Из-за неопределенности в этом вопросе РФ <теряет свое лицо> в международном плане. Так, в 2000 г. имел место случай ареста в районе <линии Шеварднадзе> и наложения крупного штрафа властями США на южнокорейский траулер, который имел от российской стороны разрешение на промысел в исключительной экономической зоне РФ в Беринговом море.

4. Относительно открытия огня по беглецам. Никакой морской ресурс не может сравниться с человеческой жизнью. Стоит добавить, что в Конвенции ООН по морскому праву отсутствуют упоминания о расстреле людей за браконьерство.

Центральные власти в этом и других вопросах по отношению к дальневосточным рыбакам должны изменить позицию четырех обезьян: <ничего не вижу, ничего не знаю:>. В противном случае эти отношения нельзя расценить иначе, как отношения метрополии и колонии>.

Ю.Г. Диденко, президент ОАПО ХК <Дальморепродукт>:

<Подпишусь под каждым словом вашего проекта <Обращение к президенту>. Спасибо за ваш текст, где каждое предложение отчаянно кричит с обидой за державу>.

В.З. Драчев, председатель рыболовецкого колхоза им. В.И. Ленина:

<Ваше обращение поддерживаю>.

В.В. Рисованый, председатель Комитета рыбного хозяйства Приморья:

<Администрация Приморского края поддерживает предложенный вами проект обращения к Президенту Российской Федерации.

Вместе с тем считаем необходимым дополнить предложенный текст следующими позициями, которые не нашли отражения в предлагаемом проекте.

Прибрежные регионы, выступающие за сохранение рыбной отрасли, все последние годы были жесткими оппонентами Госкомрыболовства. Поэтому Госкомрыболовство РФ в течение последних лет постоянно проводило политику разделения регионов, сталкивая их между собой, стимулируя сепаратизм и местничество. При этом целена-правленно использовался механизм распределения и перераспределения квот. Постоянные перераспределения между регионами, продажа квот, изначально предназначенных дальневосточным рыбакам, каким-то московским подозрительным фирмам, непонятным структурам, какая-то подковерная возня, лоббирование то одних интересов, то других, наделение квотами фирм, вообще не имеющих флота, и при этом, естественно, полная таинственность и информирование регионов <постфактум>, когда уже ничего изменить нельзя. По-видимому, это разъединение регионов и разжигание между ними вражды способствовало решению каких-то собственных внутренних проблем Госкомрыболовства, надо думать, не очень чистоплотных, если для их осуществления приходилось применять такие методы.

Другим негативным моментом деятельности Госкомрыболовства следует считать его изолированность от рыбацких проблем на местах. С одной стороны, это можно объяснить тем, что во главе этого ведомства в последнее время, в отличие от прошлых лет, постоянно ставились непрофессионалы, люди далекие от рыбаков и их проблем, совершенно не знающие отрасли и решающие какие-то свои то ли шкурные, то ли карьерист-ские задачи. Этим же объясняется, что любая самая дикая, если не сказать идиотская, для рыбаков инициатива, исходящая сверху, моментально получала поддержку Госкомрыболовства, а то, что эта инициатива может привести всю отрасль к краху, чиновников абсолютно не волновало: главное - угодить вышестоящим. С другой стороны, все обращения рыбаков, направленные на нормализацию работы отрасли, все их предложения, даже те, которые представляли несомненный государственный интерес, полностью игнорировались и отметались без объяснений причин.

Можно перечислить несколько таких предложений, поданных рыбаками только в по-следние дни. К ним можно отнести предложение о замене аукционов прошлогодней практикой продажи квот (поступления в бюджет те же, что запланированы и от аукционов, но без существенного ущерба для рыбаков). Предлагался и вариант замены аукционов акцизами на экспортную рыбопродукцию (опять - поступления в бюджет те же, а рыбацкий урон меньше). На эти предложения не было даже ответа. Неоднократно предлагалось создать в российских рыбных портах, находящихся в подчинении Госкомрыболовства, условия, привлекающие, а не отталкивающие российские суда. Реализация этого предложения могла оживить деловую жизнь в российских, а не иностранных портах. Задействованые сотни российских судов позволили бы создать новые рабочие места, расширить российское производство, резко увеличить поступление платежей в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды. Имеется целый ряд других предложений, с которыми рыбаки и администрации прибрежных территорий многократно обращались в Госкомрыболовство. Но результат нулевой.

Госкомрыболовство РФ, полностью дискредитировавшее себя в глазах российских рыбаков и служащее объектом насмешек со стороны иностранных рыбопромышленников, в последнее время передает рычаги по разрушению рыбной отрасли в руки Минэкономразвития. По-видимому, и на федеральном уровне Госкомрыболовству уже не доверяют. Поэтому организация и проведение аукционов возложены на Минэкономразвития, а денежные потоки пойдут мимо Госкомрыболовства. Такое перераспределение обязанностей российским рыбакам облегчения не принесет, а, напротив, еще более усугубит их положение в угоду иностранным рыбакам и отечественному криминалитету. Уже первые шаги Минэкономразвития на рыбной ниве показали, что этому ведомству вообще в высшей степени наплевать на российских рыбаков, главное - деньги и еще раз деньги. А то, что после этого российское рыбацкое побережье превратится в кладбище, а на российских биоресурсах будут работать иностранцы - это совершенно неважно. Лишь бы платили. Кто - не имеет значения. Деньги не пахнут. А рыбацкие поселки от Москвы далеко. В пределах Садового кольца ни слез рыбацких жен и детей не увидишь, ни проклятий не услышишь.

Введение аукционов уже успело нанести рыбной отрасли и государству в целом урон, которого никак не предполагали (а может быть, и предполагали?) мудрецы из Госкомрыболовства и Минэкономразвития. По Приморскому краю остановлено в море и в портах 90 краболовных судов. 2300 членов экипажей этих судов не могут работать, кормить свои семьи, не могут понять, в чем они провинились перед своим государством. Только по этой группе судов за январь не будет выпущено продукции на 30 миллионов долларов США, а бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды недополучат около 200 миллионов рублей. Сегодня существует реальная опасность срыва и основной промысловой экспедиции рыбаков Дальнего Востока - охотоморской минтаевой, сезонность которой ограничена биологическими особенностями этого объекта, и тогда потери бюджетов только от рыбаков Приморского края могут превысить 1 млрд рублей. Потери всего Дальневосточного бассейна и в целом России превысят указанную цифру многократно.

В какой-то мере уничтожение рыбной отрасли, являющейся важнейшей составляющей национальной продовольственной безопасности, стало возможным потому, что до сих пор нет Федерального закона о рыболовстве.

Если бы Государственная дума РФ приняла закон, отражающий интересы россий-ских рыбаков, а не иностранцев и проходимцев, то и Госкомрыболовство, и Мин-экономразвития не смогли бы так изгаляться над отраслью и над российскими рыбаками, как они это делают сейчас>.

А.И. Смирнов, зам. генерального директора ОАО <УТРФ-Холдинг>:

<Ознакомившись с проектом обращения к Президенту, мы в целом согласны и с темой и с фактами, приведенными в нем. Но не можем согласиться с тем, что Госкомрыболовство разваливает рыбную отрасль (на политическом фоне страны его уже практически нет, а отраслью правят все кому не лень).

Если косвенно, то да, - <беззубость>, отсутствие авторитета, инициативы и т. п. можно отнести на счет Комитета, потому как даже к разработке главного Федерального закона <О рыболовстве> их специалисты допущены не были.

По нашему мнению, развал отрасли в правительственных кругах спланирован давно, и в данный момент мы все присутствуем на заключительной стадии программы разрушения рыбохозяйственной отрасли страны перед вводом иностранного флота в ИЭЗ России (даже без Конвенции ООН).

При сравнительно мощном производственно-промышленном потенциале отрасли в недалеком прошлом подобное решение не могло быть принято, поэтому процесс целена-правленно был начат именно с упразднения Минрыбхоза. Лишив отрасль централизованного управления, экономической поддержки и государственных гарантий, пустили рыбаков по миру.

Предлагаем в обращении отразить дополнительное требование - возродить централизованное федеральное управление отраслью (взамен различных бюрократических, укрупненных региональных промышленно-финансовых структур), с целью возрождения рыбного хозяйства на местах.

<Тихоокеанский вестник>

© InterNevod
Designed by WebSkate
Powered by Norma-Press
Основные функциональные модули проекта Торговая система Рыбная баннерная система БД предприятий рыбной отрасли
  Flash-презентация